tingmicliga (tingmicliga) wrote,
tingmicliga
tingmicliga

Клуб читателей: Александр Дубровский: Моральный кодекс



Даже коммунистическая идеология была пронизана верой, содержащей внутренние ограничители, предельно сформулированные позднее (в 1961 году) в «моральном кодексе строителя коммунизма».
В рамках проекта  «Клуб читателей»  газета ВЗГЛЯД представляет текст Александра Дубровского о том, почему многие философы и историки проводили тождественную линию между религией и коммунизмом.
Почему бытует мнение, что Россию бережет Бог? Может, потому, что, вопреки немыслимым испытаниям, она не исчезла с карты Земли?
Возможно, но для меня это слабый аргумент, тем более что он является скорее следствием более глубоких причин, чем исчерпывающим объяснением.
Попробуем разобраться.
На мой взгляд, религия, вера в Бога формируют в человеке целый ряд внутренних ограничителей, не позволяющих всему человечеству массово скатиться к полному самоуничтожению.
В христианстве такими ограничителями являлись и являются 7 смертных грехов и 10 заповедей, в других религиях свой список, в том же язычестве были и остаются «скверна», «порок» и другие.
Механизм действия ограничителей сложен, не поддается стройному объяснению и, к сожалению, не является панацеей от кровавых войн и конфликтов. Однако, по крайней мере, мы знаем много примеров из истории, когда воюющие стороны воздерживались от уничтожения единоверцев, руководствуясь внутренними убеждениями, сформированными верой в одного Бога.
Так формировалось русское православие, диктующее во все времена необходимость помощи братским славянским народам, зачастую вопреки своим собственным интересам.
20-й век был для России одним из самых сложных и тяжелых в истории. Две мировые кровавые бойни, революция, гражданская война, полвека холодного противостояния и разрушительные 90-е годы могли не оставить камня на камня от любой другой страны, но Россия выстояла и вновь в полный рост заявила о своей цивилизационной миссии.
Смею утверждать, что даже коммунистическая идеология была пронизана верой, содержащей внутренние ограничители, предельно сформулированные позднее (в 1961 году) в «моральном кодексе строителя коммунизма». Недаром многие философы и историки проводили тождественную линию между религией и коммунизмом:
«Русскому человеку XX века, отцом которого был славянофил XIX в., а дедом – истый православный, легко было стать убежденным марксистом. При этом не возникало необходимости изменять унаследованное им отношение к Западу. Для русского марксиста, как и для славянофила, и православного Россия всегда святая Русь, а Запад навсегда погряз в ереси, коррупции и разложении.
Марксизм – мировоззрение, позволяющее русскому народу сохранять неизменным свое негативное отношение к Западу и в то же время развивать Россию, чтобы уберечь ее от завоевания уже развитым Западом – это ниспосланный свыше дар богов, упавший в руки русского народа – избранника.
Советский Союз, как и великое Княжество Московское в XIV в. воспроизводят характерные черты Византийской империи, а в ней церковь может быть хоть христианской, хоть марксистской, лишь бы она служила интересам государственного управления. Под распятием и под серпом и молотом Россия – та же святая Русь, а Москва – Третий Рим» (А. Тойнби, англ., «Цивилизация перед судом истории»).
А вот еще: «Русское чувство братства не следует путать с понятием стадности. Русский - это не человек толпы, он высоко ценит свободу человеческой личности. Но его понятие о личности не совпадает с европейским, скроенным по образцам Рима и Ренессанса. Идеалом личности на Западе является сверхчеловек, на Востоке – всечеловек...
Русской национальной идеей является спасение человечества русскими. Она уже более столетия действенно проявляется в русской истории – и тем сильнее, чем меньше осознается. Гибко вписывается она в меняющиеся политические формы и учения, не меняя своей сути.
При царском дворе она облачается в самодержавные одежды, у славянофилов – в религиозно-философские, у панславистов – в народные, у анархистов и коммунистов – в революционные одежды.
Даже большевики прониклись ею. Их идеал мировой революции – это не резкий разрыв со всем русским, в чем уверены сами большевики, а неосознанное продолжение старой традиции; это доказывает, что русская земля сильнее их надуманных программ.
Если бы большевизм не находился в тайном согласии по крайней мере с некоторыми существенными силами русской души, он не удержался бы до сего дня... В большевизме просвечивает чувство братства, но в искаженном виде, ... однако вполне заметное – это существенный признак русскости, от которой не может избавиться даже русский коммунист» (В. Шубарт, нем., «Европа и душа Востока», 1938).
Моя гипотеза состоит в том, что «ниспосланный свыше дар богов», «русское чувство братства», «неосознанное продолжение старой традиции» как особенности русской цивилизационной ментальности – это следствие того, что византийская православная вера удивительным образом вошла в симбиоз с русским языком , который также изначально содержит внутренние ограничители, ставшие фундаментом русского мира, что и заложило основы неотвратимого наступления  Русской весны  в 21 веке.
Это не зависит от времени и эпох, пока живы русский язык и русская Вера, позволившие выстоять в страшные 90-е, не рассыпаться на рваные куски, объединиться и начать интеграционные процессы, идущие вразрез с западной политикой дробления стран и регионов по принципу «разделяй и властвуй».
«Цивилизация мира» вновь, как и прежде, закономерно встала против  «Цивилизации войны» , умудрившейся за 100 лет «произвести» на свет более 200 стран из 68 по состоянию на 1 января 1901 года.
Возрождение России, как в политической, так и в экономической сферах, легче всего списать на реки резко подорожавших углеводородов, однако Россия в прошлом, даже когда о нефти и газе никто не был в курсе, переживала не менее, а то и более грандиозные трудности.
Нам не привыкать к глубокомысленным попыткам объяснить победы русского солдата беспощадными трескучими морозами, несмотря на недвусмысленное предупреждение Отто фон Бисмарка: «Никогда не воюйте с русскими».
Мы всегда будем жестко противодействовать тем, в кого вселился бес войны, питающийся энергией страдания мирных людей. Мы не имеем права бросить на растерзание вандалам древнерусские земли, которые враги изо всех сил пытаются использовать в качестве беспощадного тарана против русского мира. Мы никогда не сможем и не должны жить в комфорте, если братья и сестры будут страдать и погибать от рук палачей и карателей.
Потому что вера в Бога – это в том числе и борьба с бесами. Потому что русское чувство братства – это дар, данный нам свыше. Потому что русские своих не сдают и сами никогда не сдаются. С нами Бог!
Источник: Блог Александра Дубровского


Теги: 
религия , православие , общество , вера , христианство , ценности





Закладки:
Google Bookmarks del.icio.us Ma.gnolia News2.ru БобрДобр.ru Memori.ru
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments